home

Критика на статью Вадима Степанова "Библиотека и библиотекари в обществе знаний"

В рамках цикла статей "Библиотека XXI века" в журнале Университетская книга вышла статья Вадима Степанова: "Библиотека и библиотекари в обществе знаний".

Соглашаясь с Вадимом по существу во введении, сложно согласиться с его моделью библиотеки как коммуникационной площадки. Я вижу как противоречия в позиции Вадима, так и упущения в логике, делающими модель не соответствующей заявленным задачам библиотеки.

Для дальнейших рассуждений важно отметить, что Вадимом понимается под знаниями:

"... знания — сведения, которые восприняты, оценены и применимы в дальнейшей деятельности."

Обратим внимание, что речь здесь идёт не об научном знании. Знание, что "Бог есть, а за грехи попадаешь в ад", тоже могут быть восприняты, оценены и применимы к деятельности. Знания, о которых ведёт речь Вадим субъективны, т.е. не обязательно объективные.

Теперь перейдем к возражениям.

Вадим пишет:

В обществе, основанном на знаниях, носителем которых выступает каждый конкретный индивидуум, важнейшим процессом является организация интеллектуального взаимодействия между членами сообщества, приводящего к генерации основанных на достижениях науки представлений об окружающей действительности и взаимопониманию между составляющими общество группами.

Здесь идёт вплетение субъективного знания в научную коммуникацию. Научная коммуникация живёт по своим особым законам и в помощи библиотек в текущем виде не сильно нуждается. У научной коммуникации идёт переход на "Открытый доступ". Библиотеки не участвуют в этом переходе, не предоставляют свои платформы издателям научных журналов, а скоро даже если их (платформы) и будут иметь, библиотекам придётся выстроиться в очередь коммерческих и некоммерческих платформ, предлагающих услуги бесплатного размещения научных журналов Открытого доступа.

Библиотеки не способны вести отбор статей и оказывать какую-либо научную помощь при рецензировании научных статей. Каким образом библиотеки могли бы участвовать ещё в организации научной коммуникации (равно в развитии науки)? Определённо это не "быть местом", где учёные собираются на семинары, т.к. у учёных у самих таких мест предостаточно в вузах и институтах.

Итак, массовые библиотеки из научной коммуникации вычёркиваем.

Дальше Вадим пишет:

Повышение уровня осмысления действительности, изменение мировоззрения с обыденного на научное, углубление взаимопонимания между гражданами и социальными слоями, как ничто другое, способствует принятию верных решений на всех без исключения уровнях: конкретной личности, семьи, социальной группы, страны, цивилизации.

Но постойте, разве научное мировоззрение гарантирует принятие верных решений на личном, семейном, социальном уровне? Почему тогда у учёных и преподавателей вузов, без сомнения имеющих развитое научное мировоззрение, столько проблем и неудовлетворённости? Факт перед всеми нами - научное мировоззрение не гарантирует личный успех и не может обеспечить даже финансовой состоятельности.

Не верно и утверждение Вадима:

Следовательно, именно организация интеллектуального общения является непременным условием, залогом и одновременно наиболее эффективным инструментом успешного развития социума во всех направлениях.

Перейдем к определению библиотеки:

Библиотека — социальный институт, обеспечивающий познавательно-творческую деятельность обслуживаемого сообщества посредством организации интеллектуального взаимодействия, реализации обучающих и досуговых программ, предоставления в общественное пользование необходимого пространства, аппаратно-программного инструментария и доступа к источникам информации.

Здесь снова отступление от научности. Хотя формально здесь рамки не установлены, из методов которыми библиотека развивает познавательно-творческую деятельность, можно заключить, что речь идёт об просвещении. Не об науке, а об досуге, пусть и интеллектуальном.

Но наука и развитие технологии - это не досуг. Это вкалывание в тяжелых условиях с дедлайнами на грани интеллектуальных и физических возможностей индивида. Для этого недостаточно 3Д-принтеров, пуфов, интересных докладчиков с рассказами и доступа к информации. Наука прогрессирует не в библиотеках! Технологии делают не в библиотеках! Да даже стартапы делают в гаражах, а не на общественных площадках.

Ещё важный момент, на который автор не обращает внимание: почему-то считается, что люди захотят взаимодействовать именно физически в библиотеках. Но если вы возьмете достаточно узкую тему, то специалистов по ней по стране мало и они географически разбросаны. Т.е. взаимодействие касаемое именно развития узких профессиональных тем уйдет в онлайн. Да оно уже ушло. Взять саму статью Вадима в журнале с тиражом 4 тыс. экземпляров. Когда дело дошло до распространения информации, Вадим предпочёл 4 тысячам офлайновых выступлений по всей стране, на реализацию которой ему потребовалось бы 10 лет, печать в журнале, т.е. удалённую профессиональную коммуникацию.

Вадим определяет направления библиотеки следующим образом:

В обществе знаний кардинальным образом меняются основные функции библиотеки. Основными направлениями её деятельности становятся:
* активизация и модерирование свободного обмена идеями и мнениями между составляющими сообщество слоями и группами, направленные на разрешение их насущных проблем;
* учреждение обучающих (просветительских) программ, нацеленных на адаптацию граждан к непрерывно появляющимся инновационным разработкам;
* предоставление пространства и инструментария (включая доступ к платному контенту) для реализации творческих инициатив и решения повседневных задач пользовательской аудитории.

Здесь опять жонглирование терминологией. Знание Вадим определил субъективно. Но такое определение не вполне применимо к понятию "общества знаний", поскольку там предполагаются знания объективные. В первом же пункте "общества знаний" Вадим пишет о "мнениях", т.е. субъективных представлениях, не основанных на научных знаниях и могущих не иметь объективного подтверждения фактами.

Дополнительно надо признать, что библиотеке будет сложно выступить модератором между слоями или группами общества. Нет объективной необходимости чтобы модератором был именно библиотечный институт. Модератор, в ситуации споров и конфликтов, должен быть не только не вовлечён лично, но и быть экспертом в области пересечения интересов, чтобы понимать аргументацию сторон, а не только быть "добрым парнем", убеждающим найти совместное решение.

Не понятно зачем библиотека нужна и для обучающих просветительских программ в условиях развития массовых онлайн-курсов и зачистки Рособрнадзором образовательного пространства страны от некачественных образовательных организаций, при том, что большинство библиотек вообще не являются образовательными организациями, не имеют опыта, подготовленных кадров, а "площади" для обучения есть и у вузов/сузов/школ, на которых можно было бы проводить контроль образовательного процесса. Да, людей надо будет переобучать, но зачем библиотеки "затачивать" под образовательные задачи когда у государства уже есть нужная образовательная инфраструктура вместе с кадрами, периодически страдающая от демографических провалов?

По сути, можно признать из сделанных предложений заслуживающим внимание "культурный досуг", о котором уже много лет говорят на каждом углу и который больше про отдых индивида, чем развитие информационного общества.

Также заслуживает внимания идея "центров коллективного пользования" различной техники, но здесь снова вопрос насколько такие центры надо создавать в библиотеке, когда государство строит кванториумы, технопарки и т.д. Может пусть профессиональные устройства предоставляются в доступ в организациях, где есть подготовленные для их использования и обучения кадры?

Подводя итоги, следует заключить, что схема Вадима не учитывает в полной мере происходящие в информационном обществе процессы виртуализации коммуникации, имеет некоторый разлад с пониманием что такое "знание" и его отношение к "науке", имеет неоправданно высокие ожидания от развития "просвещения" в обществе и влияние просвещения на судьбу индивида.